Авария на чужой машине без страховки

Езда без страховки на чужом автомобиле

В соответствии с регламентом Федерального законодательства каждый человек, садящийся за руль автотранспортного средства, обязан иметь при себе полис ОСАГО. Благодаря обязательному страхованию гражданской ответственности ущерб, понесенный при ДТП, будут возмещать страховщики. Если у водителя не будет при себе полиса ОСАГО, или осуществление транспортным средством будет осуществлять гражданин, не вписанный в полис, то при выявлении данных фактов к нарушителям применят финансовые взыскания. Штраф за езду без страховки в 2020 году варьируется в диапазоне от 500 до 800 рублей и выписывается на имя пойманного с поличным «нарушителя».

Законодательные инновации

При досмотре автотранспортных средств водители обязаны предъявлять инспекторам помимо удостоверения и техдокументации полис ОСАГО, который должен иметь актуальный срок действия. До 2018 года к нарушителям применялись другие виды наказания за управление машиной без обязательной страховки:

  • снимались номерные знаки, без которых езда запрещена;
  • накладывался запрет на управление автомобилем без наличия полиса.

В 2018 году вступили в силу законодательные инновации, цель которых заключается в устранении неопределенных мер воздействия на нарушителей. Теперь для физических лиц, осуществляющих управление автомобильным транспортом без ОСАГО, применяется единая мера наказания в виде финансового взыскания.

Величина взыскания в зависимости от ситуации

Размер штрафа за езду без страховки в 2020 году будет определяться в индивидуальном порядке, в зависимости от ситуации. Например:

  • Водитель забыл дома полис. Если инспектор остановит гражданина и попросит предъявить страховку, которой не окажется в наличии, то он выпишет ему штраф в размере 500 рублей. Также Федеральным законодательством предусмотрено более лояльное воздействие на таких нарушителей в виде предупреждения. Инспектор выбирает меру наказания в процессе общения с водителем, поэтому последнему следует быть максимально доброжелательным. Если автолюбитель перейдет к оскорблениям или откажется предъявлять документы для проверки, то к нему могут быть применены другие меры воздействия, административного плана.
  • Водитель не оформил страховой полис ОСАГО. Если инспектором в ходе проверки будет выявлен данный факт, то нарушитель будет оштрафован на 800 рублей. Протокол можно оспорить в течение 10-ти суток (необходимо лично прийти в ГИБДД и написать ответствующее заявление), поэтому у водителя есть время на оформление страховки и предъявление документа. В этом случае нарушителю вернут 300 рублей, и в конечном итоге сумма штрафной санкции составит 500р.
  • Управление автомобилем с просроченной страховкой. Размер штрафа составляет 800 руб. Если у владельца оформлен «сокращенный» полис, то размер штрафной санкции составит 500 руб.

Если руководитель организации или уполномоченный им сотрудник не выдал водителю полис ОСАГО, то он будет оштрафован при проверке документов сотрудниками ГИБДД. В такой ситуации физическое лицо, заплатившее штраф, может в судебном порядке истребовать с юридического лица возмещения ущерба.

Взыскание за езду на чужом автомобиле без страховки

Физические лица, которые разово либо постоянно эксплуатируют чужие автотранспортные средства, в обязательном порядке должны при себе иметь полисы ОСАГО. При отсутствии страховки им придется уплатить штраф, размер которого будет зависеть от ситуации и варьироваться в диапазоне 500р.-800р.:

  • За езду на чужой машине без полиса ОСАГО, который был соответствующим образом оформлен, но в момент проверки отсутствует, нарушителю придется заплатить 500 рублей.
  • Если без хозяина за руль машины сел гражданин, не являющийся ее собственником, который знал о том, что ОСАГО владельцем не оформлялась, то финансовое взыскание будет применено к обоим. Размер штрафной санкции в этом случае будет увеличен до 800р.
  • Если владелец не в состоянии ехать на своей машине (присутствует в качестве пассажира) и посадил за руль другое лицо, не вписанное в полис, то в этом случае водитель не будет считаться нарушителем. Но в такой ситуации у собственника должна быть оформлена страховка для неограниченного круга лиц. В противном случае передача управления водителю, фамилия которого не вписана в полис, будет рассматриваться в качестве нарушения, влекущего за собой штраф в размере 500 руб.
О каких нюансах нужно знать автолюбителям

Некоторые граждане считают, что после того как инспектор им выписал штраф за отсутствие полиса ОСАГО, к ним не будет применяться финансовое взыскание в случае повторной проверки. Но, такое мнение ошибочно, так как в процессе передвижения их могут неоднократно останавливать сотрудники ГИБДД для проверки документов. Каждый раз ими будет фиксироваться факт продолжения правонарушения, и рассматриваться в качестве нового деяния.

Можно ли избежать наказания

Несмотря на то, что Федеральное законодательство определяет наказание за управление автотранспортным средством без наличия полиса ОСАГО, водители могут избежать санкций. Исключением из правил является ситуация, при которой езда на машине без страховки осуществляется в течение первых десяти суток после ее приобретения (подписания договора купли-продажи). Этот временной промежуток выделяется собственникам транспортных средств на оформление полисов ОСАГО. Если водителей в этот период остановят сотрудники ГИБДД, то ни не смогут применить к ним никакого финансового взыскания по этому вопросу.

Такой же порядок будет действовать при возникновении прав собственности на автотранспортное средство по генеральной доверенности либо договору аренды. Новым владельцем законодательством предоставляется десять ней на оформление страховки, поэтому штраф за езду без полиса не будет оформляться. Но, если инспектор, в ходе проверки, решит выписать протокол о нарушении, водителю следует проконтролировать, чтобы в документ была внесена отметка о получении транспортного средства в управление менее 10-ти дней назад.

Водитель без ОСАГО и без денег: с кого получить компенсацию при ДТП

У попавших в ДТП по вине водителей без полиса ОСАГО появился реальный шанс возместить ущерб, даже если у нарушителей нет денег и источника дохода. Речь идет о случаях, когда виновник управлял чужим автомобилем, и его владелец проигнорировал обязанность водителя страховать свою ответственность.

Как рассказал Autonews.ru юрист Дмитрий Дугин, раньше претензии на возмещение ущерба чаще всего удовлетворяли только в отношении непосредственных виновников аварии. Однако нередко потерпевшим это никак не помогало, ведь денег у таких водителей просто не было. После совсем недавнего решения Верховного суда по аналогичной ситуации, в судах стали лояльнее подходить к искам в адрес непосредственных владельцев транспортных средств, передавших автомобили недобросовестным водителям.

В качестве примера юрист привел один из подобных случаев из своей недавней практики. 17 июня 2019 года в седан Cadillac ATS врезался автомобилист за рулем фургона Volkswagen Caravelle, который решил проскочить на красный сигнал светофора. Оба автомобиля получили серьезные повреждения, а у пассажира Cadillac врачи зафиксировали еще и легкий вред здоровью. За рулем Caravelle с оклейкой клининговой компании находился гражданин Украины — полиса ОСАГО у него не было. Автомобиль принадлежал не ему, а некой Татьяне К. Приехавшие на место инспекторы ГИБДД оформили аварию, виновником которой указали водителя Volkswagen.

Когда владелец Cadillac ATS решил подать в суд на виновника ДТП и возместить стоимость ремонта, в полиции сообщили, что мужчину лишили прав и депортировали из-за ряда других нарушений. Тогда владелец разбитого американского седана составил иск к владелице автомобиля, которая оказалась матерью хозяина клининговой компании. Хотя было очевидно, что виновник работал в этой компании, официально он нигде не числился, да и автомобиль на балансе компании не состоял. Поэтому сделать компанию соответчиком не получилось.

Для оценки стоимости восстановительного ремонта своего Cadillac ATS истец обратился в независимую экспертную организацию. В соответствии с заключением специалиста, расчетная стоимость ремонта оказалась даже выше стоимости самого автомобиля — 1 704 594 руб., а с учетом износа — 1 523 600 руб. При том, что среднерыночная стоимость такого автомобиля — 1 076 000 рублей. Годные остатки иномарки можно было продать за 355 тыс. рублей. Эксперт таким образом пришел к выводу о конструктивной гибели автомобиля истца и определил сумму к взысканию — от стоимости аналогичной машины вычел цену годных остатков и получил 721 тыс. рублей. Ответчики на осмотр автомобиля не пришли. Не явились ответчики и на последующее судебное заседание, никаких возражений на иск и результаты экспертизы они не предоставили.

28 августа состоялось судебное заседание Одинцовского городского суда Мособласти. Там сторона истца представила полученную из ГУ МВД по Москве карточку учета фургона Volkswagen, где владелицей числилась Татьяна К. На основании этого, а также протокола ГИБДД, судья пришла к выводу, что собственник автомобиля не обеспечила его сохранность и не контролировала, кто пользуется принадлежащим ей источником повышенной опасности. Кроме того, получалось, что она не выполнила требования закона об ОСАГО по страхованию гражданской ответственности.

«Поэтому в силу п. 2 ст. 1079 России ответчик обязана нести материальную ответственность перед истцом, как лицо виновное в причинении вреда в полном объеме», — говорится в решении суда.

Кроме того, суд частично удовлетворил требования истца о ряде других компенсаций. Ему присудили выплату морального вреда в размере 20 тыс. руб. на основании медицинской документации, подтверждающей обращение на получение первичной медпомощи. Также суд обязал выплатить истцу расходы на проведение экспертизы — 10 тыс. руб. и госпошлины — 10 410 руб.

Такое решение юрист Дугин объяснил недавними примерами решений Верховного суда. «Еще пару лет назад все мои попытки привлечь собственников оказывались неудачными, к счастью, я вижу, что практика меняется, — рассказал Дугин. — Верховный суд своим примером указал, что судам следует устанавливать, на каких основаниях водитель управлял транспортным средством, а также проверять, проявил ли собственник должную осмотрительность при передаче автомобиля и на каком основании он это делал. Таким образом практика становится более справедливой. Ведь у собственника есть не только есть право распоряжаться своим автомобилем, но и обязанности в части страхования».

По словам эксперта, ответственный собственник может быть освобожден от ответственности, если, например, передал автомобиль по договору аренды с указанием необходимости его застраховать, либо у собственника это ТС выбыло противоправно, например, если машину угнали.

Также оказалось, что некоторые недобросовестные собственники подделывают договоры аренды и подписывают их за водителей-виновников ДТП. Однако существует возможность проверить действительность таких документов — например, с помощью запроса в Налоговую службу узнать, исполнялся ли договор, переводились ли по нему платежи.

«Незастрахованные водители ездят на чужих дорогих автомобилях, собирают штрафы, устраивают ДТП, а потом говорят, что они не причем. Но так быть не должно. Поэтому всем автовладельцам нужно сейчас гораздо внимательнее относиться к своему имуществу, — предостерегает Дугин. — Пока не было постановления пленума ВС, тем не менее суды стараются придерживаться единства практики».

Попавшим в подобную ситуацию водителям эксперт советует внимательно оценивать ситуацию: привлечь к ответственности можно попробовать и собственника, и водителя. Все зависит от их статуса и платежеспособности, а в дальнейшем соразмерность ответственности будет определять суд.

В свою очередь юрист Илья Афанасьев в беседе с Autonews.ru также подтвердил, что решение Верховного суда начало серьезно менять сложившуюся практику. По его словам, необходимость в этом назрела уже давно.

«До этого момента действительно просто невозможно было привлечь к ответственности собственников автомобилей, — согласился Афанасьев. — В итоге без страховки стали ездить таксисты, странные люди с неопределенным статусом. При этом на совершенно разных автомобилях, в случае ДТП они могли просто пропасть и потерпевший оказывался просто ни с чем. Ему разбили машину и на этом все — нормы Гражданского кодекса гласили, что несет ответственность только непосредственный причинитель вреда. Однако ВС уточнил трактовку: согласно закону об ОСАГО владелец должен страховать свой автомобиль».

Эксперт также дал полезный совет тем автомобилистам, которые не смогли получить компенсаций от водителей без ОСАГО и привлечь к ответственности собственников в течение последних трех лет. Теперь, по словам Афанасьева, можно смело обращаться в суд с исками к собственникам и добиваться выплат. Исковая давность по таким делам составляет три года.

Колхозное имущество

Социалистическая собственность — общественная собственность на средства производства, продукты труда и природные ресурсы. С. с. составляет основу социалистического способа производства и имеет две формы .— общенародную (государственную) и колхозно-кооперативную. В результате расширенного социалистического воспроизводства и технической реконструкции происходит непрерывный рост С. с., а ее составные части (сооружения, машины, аппараты и т. д.) обновляются и приобретают новые качества. Сохранность С. с. и эффективность ее использования имеют огромное народнохозяйственное значение. [c.127]

Значение общественной собственности для экономической системы зафиксировано в статье 10 Конституции СССР, которая говорит, что основу экономической системы СССР составляет социалистическая собственность на средства производства в форме государственной (общенародной) и колхозно-кооперативной собственности. [c.153]

Эти две формы вознаграждения за труд определяются наличием двух основных форм социалистической общественной собственности государственной и колхозно-кооперативной (собственности отдельных колхозов и кооперативов). [c.82]

Государственная собственность — высшая форма социалистической собственности, так как она выражает принадлежность средств производства всему обществу. Государственная собственность играет ведущую роль в народном хозяйстве. Лишь на основе победы государственной собственности может возникнуть кооперативно-колхозная собственность. Обе формы общественной, социалистической собственности развиваются в теснейшем взаимодействии. [c.193]

Временно свободные денежные ресурсы и кредит. При социализме мобилизация и перераспределение временно свободных денежных ресурсов основываются прежде всего на государственной и колхозно-кооперативной формах социалистической собственности. Образование этих ресурсов связано с переходом натуральной формы стоимости совокупного общественного продукта в денежную и с распределением и перераспределением национального дохода страны. В ходе этих процессов образуются денежные резервы в бюджете — для финансирования капитальных вложений, удовлетворения культурно-бытовых потребностей и расходов на управление и оборону страны в отраслях народного хозяйства — для взноса амортизационных отчислений, пополнения оборотных средств, выплаты заработной платы, взносов чистого дохода в централизованный фонд и формирования фондов экономического стимулирования у членов социалистического общества—для покупки товаров длительного пользования, туризма, взносов в фонды имущественного и личного страхования и др. Временно свободные денежные средства социалистического общества используются посредством кредитного механизма для нужд банковского кредитования народного хозяйства и отдельных граждан. [c.20]

Кредитные отношения между государством и государственными предприятиями основываются на общенародной форме собственности между государством, колхозами и кооперативными организациями — на колхозно-кооперативной форме собственности. Кредитные связи социалистического государства с отдельными членами общества организуются с использованием общественной и личной форм собственности, в связи с чем здесь также происходит временное перемещение денежных средств от одного собственника к другому. [c.25]

В основу классификации трудовых коллективов может быть положен и другой принцип — форма собственности на средства производства, которая лежит в основе их деятельности. В данном случае все трудовые коллективы образуют три группы 1) трудовые коллективы, в основе которых лежит общенародная собственность на средства производства 2) трудовые коллективы, связанные с использованием колхозно-кооперативной собственности 3) смешанные трудовые коллективы межхозяйственных предприятий и организаций, в которых участвуют колхозы, совхозы и другие государственные предприятия и организации. За 1970—1983 гг. общее число таких коллективов увеличилось с 4580 до 9897, что свидетельствует об интенсивном взаимном сращивании двух форм социалистической собственности. Особую группу составляют коллективы, деятельность которых связана с использованием имущества профсоюзных и иных общественных организаций, необходимых им для осуществления уставных задач. [c.26]

КОЛХОЗ — коллективное хозяйство социалистического типа, созданное на основе добровольного объединения крестьян. Колхозная форма хозяйства, утвердившаяся в СССР, полностью отвечает уровню и потребностям развития современных производительных сил в деревне, позволяет широко развивать колхозную демократию, правильно сочетать личные интересы колхозников с общественными, общенародными интересами. Основой общественного хозяйства колхозов является колхозно-кооперативная собственность. Хозяйство ведется коллективным трудом колхозников на земле, являющейся общенародной собственностью и закрепленной за К. в бесплатное и бессрочное пользование. В собственности К. находятся необходимые для их деятельности средства производства и другое имущество. Деятельность К. носит плановый характер и осуществляется на основе принципов хозрасчета в соответствии с утвержденным общим собранием его членов уставом, разработанным на базе Примерного Устава колхоза. Общее собрание колхозников, а в крупных колхозах собрание их уполномоченных представляет собой высший руководящий орган. В промежутках между собраниями колхозными делами руководит избираемое на собрании правление и председатель. К. представляют собой крупные механизированные сельскохозяйственные предприятия. В 1985 г. их было [c.107]

ПРОИЗВОДСТВЕННЫЕ ФОНДЫ — материальные и денежные средства, которые общество передает социалистическим предприятиям для обеспечения планомерного функционирования процесса производства и обращения. Основу их составляют средства производства, среди которых своей активной ролью выделяются орудия труда. В условиях научно-технической революции важным направлением изменений в орудиях труда является автоматизация производства. Материальные средства предприятий выступают в двух формах — натуральной и стоимостной. Производственные фонды при социализме являются объектом общественной собственности, служат средством производства необходимых обществу продуктов. При капитализме — это капитал, орудие эксплуатации. Фонды государственных и кооперативно-колхозных предприятий по своей экономической природе однотипны. Различие между ними заключается в степени обобществления и источниках формирования (см. Основные производственные фонды, Оборотные фонды). [c.338]

В Конституции СССР наряду с государственной (общенародной) и колхозно-кооперативной формами собственности выделяется и собственность общественных организаций, которая также является разновидностью (формой) социалистической собственности. В социалистических странах общественные организации занимают большое место в жизни общества. Массовыми общественными организациями являются профсоюзы, комсомол, различного рода общества (Всесоюзное общество изобретателей и рационализаторов, Союз обществ Красного Креста и Красного Полумесяца СССР научно-технические общества творческие союзы писателей, композиторов, художников и другие организации). Партия большое внимание уделяет росту авторитета и влияния профессиональных союзов. Профсоюзы,— сказано в новой редакции Программы КПСС,— призваны последовательно выполнять свои основные функции всемерно способствовать умножению народного богатства, улучшению условий труда, быта и отдыха трудящихся. [c.150]

Особые задачи стоят перед экономической статистикой в изучении закономерностей, выражающих взаимодействие производительных сил и социалистических производственных отношений. Экономическая статистика раскрывает важнейшие пропорции в развитии производительных сил в общественном производстве (как выражения производственного потенциала), определяет соотношения между социальными формами хозяйства по формам собственности на средства производства, показывает более высокие темпы роста государственной формы хозяйства, анализирует процесс совершенствования колхозно-кооперативной формы хозяйства и ее постепенного перерастания в общенародную. [c.19]

Анализ дает возможность получить и социально-экономическую характеристику воспроизводства это касается в первую очередь сельского хозяйства, в котором сосуществуют две формы социалистической собственности — государственная и колхозно-кооперативная. Отраслевая структура и изменения ее показывают рост индустриальной мощи СССР и союзных республик и роль последних в создании общественного продукта в целом и в продукции отдельных отраслей материального производства. [c.238]

Читайте также:  Куда обращаться, если тебе угрожают расправой

Развитие форм Развитие социалистической собственности на сРеДства производства связано с усилением общественного характера производства. Государственная собственность развивается с ростом крупной машинной индустрии, повышением концентрации производства, углублением его специализации и кооперирования, усилением взаимосвязи между производственными звеньями народного хозяйства. На этой основе укрепляются отношения коллективизма, сотрудничества и взаимной помощи между всеми членами общества, усиливается воздействие государственной собственности на колхозно-кооперативную. [c.318]

На содержание планомерного развития общественного производства определенный отпечаток накладывает существование двух форм собственности на средства производства. Социалистическое общество планомерно организует все производство. Однако степень и формы планомерной организации общенародного сектора хозяйства по своему уровню выше, чем колхозно-кооперативного. Здесь материальные ресурсы принадлежат обществу в целом, планомерное развитие направлено на рост и совершенствование производительных сил в решающих сферах производства. В результате общенародный сектор играет ведущую роль в планомерной организации народного хозяйства. [c.329]

Наряду с общенародной собственностью на средства производства в социалистическом обществе существует колхозно-кооперативная собственность. Господство общенародной собственности обусловливает непосредственно-общественную природу экономических связей между обществом в целом и колхозами. При этом необходимы учет интересов как колхозов, так и общества в целом, проверка того, в какой мере количество, качество и направленность труда работников колхоза соответствуют общенародным интересам. Формой связи, соответствующей этим требованиям, служит обмен товаров. [c.342]

С.п. при социализме являются общественной собственностью. “Основу экономической системы СССР составляет социалистическая собственность на средства производства в форме общегосударственной (общенародной) и колхозно-кооперативной собственности” (ст. 10 Конституции СССР). [c.185]

К. социалистических стран. Кооперированное (колхозное) К.— один из основных классов социалистич. общества, возникший в результате объединения мелких индивидуальных крест, х-в в крупные коллективные х-ва. Его обществ, отношения связаны с кооперативной формой общественной собственности, входят в систему социалистических производственных отношений. [c.304]

Государственная собственность — это собственность всего народа в лице его социалистического государства. Кооперативно-колхозная собственность — это собственность коллективов трудящихся. В государственных предприятиях обобществлены все средства производства. В колхозах же — в их артельной форме — обобществлены главные и решающие средства производства общественное производство колхозов ведется на земле, составляющей государственную собственность и предоставленной в пользование колхозам, при помощи тракторов и другой машинной техники, принадлежащей колхозам, которым принадлежит и основная масса скота. В то же время некоторая часть средств производства (продуктивный скот в размерах, определенных Уставом сельскохозяйственной артели, инвентарь для обработки приусадебного участка) остается в личной собственности колхозников. [c.193]

На встрече с избирателями Куйбышевского избирательного округа Москвы было отмечено, что для успешного продвижения вперед в осуществлении социальных программ необходим устойчивый, динамичный рост экономики и прежде всего — ее эффективности. Таким образом, повышение эффективности общественного производства является важнейшей составной частью экономической политики КПСС. В статье 10 Конституции 1977г. (Основном Законе) Союза Советских Социалистических Республик записано Основу экономической системы СССР составляет социалистическая собственность на средства производства в форме государственной (общенародной) и колхозно-кооперативной собственности . [c.4]

Социалистическая система сельского хозяйства — планомерно организованное общественное производство, основанное на государственной (общенародной) и колхозно-кооперативной собственности. Двум формам социалистической собственности в сельском хозяйстве соответствуют основные типы сельскохозяйственных предприятий — государственные хозяйства и колхозы. К первым относятся совхозы, совхозы-заво ш, птицефабрики, племхозы, конные заводы, животноводческие комплексы, подсобные хозяйства предприятий и др. [c.210]

Конституцией СССР гражданам нашей страны. Закон распределения по труду действует как в государственном, так и в колхозно-кооперативном секторах народного хозяйства. Однако формы его осуществления неодинаковы, что связано с различиями форм социалистической собственности на средства производства. На общенародных. предприятиях принадлежащие всему обществу блага распределяются через систему заработной платы, на основе единых для всего государственного сектора норм труда и его оплаты (см. Заработная плата при социализме). В колхозах доход, созданный в данном хозяйстве и принадлежащий данному коллективу, распределяется посредством норм труда и его оплаты, устанавливаемых самим коллективом. По мере развития колхозной экономики, сближения общенародной и колхозно-кооперативной форм собственности на средства производства указанные различия в осуществлении закона распределения по труду постепенно сглаживаются. Конкретные формы распределения по труду определяются действующим хозяйственным механизмом. В СССР осуществляется система мер, направленных на то, чтобы превратить распределение предметов потребления между работниками в еще более действенное средство повышения эффективности общественного производства, роста производительности труда, качества работы и продукции, снижения себестоимости, достижения высоких конечных народнохозяйственных результатов. В этой связи обращается внимание на обеспечение большего соответствия вознаграждения работников количеству и качеству затраченного ими труда совершенствуется порядок образования и использования фондов экономического стимулирования распространяется бригадная форма организации труда, расширяются права коллективов производственных, трудовых, производственных бригад в оценке и вознаграж- [c.106]

КОЛХОЗНО – КООПЕРАТИВНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ —одна из форм общественной собственности при социализме. В Конституции СССР колхозно-кооперативная форма собственности наряду с общенародной провозглашается основой экономической системы советского строя. На кооперативной собственности базируются коллективные сельскохозяйственные предприятия — колхозы. Кооперативная собственность при социализме возникает на основе добровольного объединения крестьян в производственные кооперативы и развивается под направляющим воздействием государственной (общенародной) социалистической собственности. По своей социально-экономической природе колхозно-кооперативная собственность однотипна с общенародной. Обе они выражают общественный характер производства и присвоения материальных благ, отношения товарищеского сотрудничества и взаимопомощи трудящихся. Различия между ними —это различия между двумя формами социалистической собственности, которые обусловливаются прежде всего уровнем обобществления. Объектами колхозно-кооперативной собственности являются средства производства и иное имущество, необходимое хозяйству для осуществления уставных задач, а также полученная продукция. Земля, занимаемая колхозами, закрепляется за ними в бесплатное и бессрочное пользование. Фонды развития производства и оплаты труда в колхозах формируются из доходов данного хозяйства. С развитием колхозного производства уровень его обобществления повышается, кооперативная собственность все больше приближается к общенарод- [c.161]

Социалистич. способ произ-ва возникает в результате победы пролетарской революции, к-рая создает возможность для проведения социалистич. преобразований индустриализации страны (см. Социалистическая индустриализация), коллективизации с. х-ва и культурной революции. Создание материально-техиич. базы социализма и установление безраздельного господства общественной собственности на средства нроиз-ва в ее двух формах — государственной (общенародной) и кооперативно-колхозной — обеспечивают полную победу социалистич. производственных отношений. По мере возникновения и развития новых производственных отношений возникают экономич. законы социализма. [c.285]

В СССР и др. странах мировой системы социализма обществ, собственность на средства произ-ва существует в двух формах в форме общенародной (государственной) и кооперативно-колхозной собственности (см. Социалистическая собственность). Двум формам собственности на средства произ-ва, однотипным по своей природе, но различным по уровню обобществления, соответствуют и два дружественных класса социалистич. общества — рабочий класс и кооперированное (колхозное) крестьянство. Сближение и последующее слияние обеих форм собственности в единую коммунистическую, а также достижение бесклассовой социальной структуры общества происходит в процессе движения социалистич. общества к высшей фазе К. Обществ, собственность на средства произ-ва и отражающие её отношения коллективизма и товарищеского сотрудничества ассоциированных производителей обусловливают природу и содержание всей многоплановой и сложной системы социалистич. производственных отношении непосредственно общественный характер труда, планомерность развития экономики, ведущую роль общенар. экономич. интересов, характер и формы распределения материальных и духовных благ, новое, присущее социализму содержание товарно-ден. отношений. Принципом социализма является от каждого— но способностям, каждому—по труду . [c.196]

В их рамках существуют разл. экономические Ф. о. п., к-рыо отличаются друг от друга не столько общественно производств, отношениями, сколько экономич. структурой предприятия (организацией труда) и связанными с ней экономич. отношениями, к-рые в свою очередь определяются уровнем развития техники и технологии произ-ва, формами разделения труда внутри предприятия. Тя.к, напр., при становлении капитализма существовали такие экономии. Ф. о. п., как простая капиталистич. кооперация, мануфактура, фабрика. Экономич. Ф. о. п. могут разниться друг от друга и нек-рылги несуществ, отличиями в отношениях собственности на средства произ-ва, т. е. отличиями в экономич. отношениях в рамках их однородности. Напр., в условиях социализма одновременно существуют и развиваются две такие экономич. формы произ-ва, как совхозы (гос. с.-х. предприятия) и колхозы. Обе по своему характеру однотипные — социалистические. В первом случае экономич. отношения выражают общенар. форму собственности, во втором — колхозно-кооперативную. [c.322]

Колхозное имущество

ГОСПОДСТВУЮЩИЙ КЛАСС СОВЕТСКОГО СОЮЗА

ПРЕДИСЛОВИЕ К СОВЕТСКОМУ ИЗДАНИЮ

Впервые опубликованная в Австрии и ФРГ в 1980 г., “Номенклатура” была затем напечатана во Франции (4 издания), Италии (2 издания), Испании, Португалии, Греции, Англии, Швеции, Исландии (сокращенно, 2 издания), Японии (2 издания), США (2 издания), Бразилии; изложения книги были опубликованы в прессе в ФРГ, Турции и Израиле. В Лондоне вышли два издания “Номенлатуры” на русском языке. В Польше полулегально были выпущены два издания (с сокращениями).

Теперь, в условиях гласности, “Номенклатура” пришла, наконец, в Советский Союз. Пришла уже не в радиопередачах “Немецкой волны”, не в проскользнувших мимо всех рогаток книжках лондонского издания и фотокопиях с них, а так, как и надлежит приходить книге в любую нормальную страну.

Я рад, что “Номенклатура” наконец-то выходит в свет там, где и следовало бы ей появиться с самого начала,- в Москве. Это один из признаков нормализации в Советском Союзе – пусть признак маленький, но не избалованы мы ими, так что и такому надо радоваться.

Книга М. С. Восленского “Номенклатура” принадлежит к числу тех крайне редких книг, которые, появившись,сразу же входят в сокровищницу политической мысли. Она нужна именно сегодня благодаря своей актуальности и своим исключительным достоинствам.

Прежде всего книга ясно и логично построена. Шаг за шагом она ведет читателя по разным частям советской системы, не теряя из виду систему в целом. Так последовательно, сама по себе, возникает целостная картина.

Исходный тезис М. С. Восленского таков: уже революция создала в рамках партии монополистический привилегированный слой советского общества. В ходе дальнейшего процесса, состоявшего из ряда фаз, этот слой укрепил и узаконил свое положение. Он не только отгородил себя от общества, от народа да и от всего мира; даже внутри него самого была воздвигнута иерархия чинов и социальных барьеров: это номенклатура.

Предшествовавшие М. С. Вселенскому авторы называли этот слой “партократией”, “кастой”, ” новым классом”, “политической (или партийной) бюрократией”, хотя и писали об одном и том же объекте. Но нет сомнения: термин “номенклатура” совершенно оправдан, когда речь идет об установившемся иерархическом режиме советской партбюрократии и связанных с нею бюрократий.

М. С. Вселенский развертывает свои тезисы во всех деталях: исторических, статистических, теоретических и на основе своего личного опыта. Он рисует всеобъемлющую картину системы в СССР – исчерпывающую, тщательно отработанную, основанную на хорошем знании действительности, одну из самых, если не вообще самую полную картину советской системы. Во всяком случае это самое современное, а потому особенно поучительное ее изображение, в первую очередь в свете напряженной международной обстановки.

Книга особенно ценна своим аналитическим характером и пропитывающим ее духом объективности (хотя и не бесстрастности). М. С. Восленский не ненавидит, не обвиняет и уж тем более не проклинает и не пророчествует. Он описывает и анализирует – просто, ясно, документированно. М. С. Вселенским движут не идеология и не религия, а реализм и стремление к правде. Книга М.С. Вселенского “Номенклатура” бесспорно принадлежит к числу лучших работ, когда-либо написанных о советской системе.

Аналитический и реалистический труд “Номенклатура” дает пищу для размышлений и для опасений: какова советская система, куда она ведет, какие опасности влечет она за собой, особенно для Европы?

С самого начала идея власти, диктатуры стала характерной чертой советской системы во всех ее проявлениях. Ленин определяет государство как дубинку, как инструмент создания нового, социалистического общества и нового человека эпохи социализма. Вообще говоря, эта теория основана на идеях Маркса, на его учении о производительных силах и производственных отношениях как основе не только общественной структуры, но и самого существования человека. Однако ленинская теория отходит от идей Маркса, как только начинает рассматривать в качестве фундамента марксистской доктрины революции и власть – “диктатуру пролетариата”, а не преодоление бесчеловечных, гнетущих условий жизни общества. Признав принцип, что власть – основа всего в обществе, и узаконив насилие (Ленин определял диктатуру как власть, не ограниченную никакими законами), нельзя было построить ничего иного, как общество, в котором властители – партийная бюрократия, номенклатура превращаются в привилегированную монополистическую касту.

Конечно, Ленин считал это лишь временной формой, которая исчезает с “отмиранием” государства. И все же уже в 1918 году Ленин в беседе с рабочей делегацией высказался за то, чтобы партактивисты получали дополнительный продовольственный паек. Так вместе с властью стали расти и привилегии, государство же не проявляло никаких признаков “отмирания”, а наоборот, становилось все сильнее.

Дело в том, что бюрократия и не думает ограничивать свои привилегии. Напротив, она расширяет их и укрепляет свое господство. Уже этого было достаточно, чтобы она стала источником недовольства.

С самого своего возникновения советская система проявляет глубокую враждебность к “чуждым” социальным группам внутри собственного общества и к внешнему миру, к любой другой системе. Советская бюрократия отвергает все то, что расходится с ее плоской идеологией, притязаниями, установками и практикой. Советская система воплощена в партбюрократии. Она рассматривает окружающий мир как враждебную ей силу. Своей системой советская бюрократия сама себя обрекла на заговорщическое мышление и постоянный страх за свое существование. Находящиеся у власти бюрократы живут вне реальностей, под гнетом представлений о некоем враждебном им мире; они убеждены, что каждый хочет напасть на них, и не доверяют никому, даже тем, кто находится в их же иерархическом кругу.

Такая система не может быть экономически продуктивной, да и не в этом ее задача. Цель системы – власть и господство над другими. Этому и посвящают себя ее руководители – партийные олигархи. Система построена на нищете и пассивности; она зависит от власти, которая сама по себе является привилегией, и на господствующей касте, которая представляет собой часть правящей партии. Это не означает, конечно, что советские вожди хотят сохранить отсталость своей страны и оставить ее народ необразованным и пассивным. Нет, даже советским руководителям не чужды добрые намерения. Но дальше намерений дело не идет.

Методами угнетения и террора система смогла осуществить индустриализацию страны – со всеми недостатками поверхностного планирования, продиктованного идеологией и политикой, с недостаточной координацией между различными секторами народного хозяйства. Это планирование оказалось неэффективным со всех точек зрения: и продуктивности, и качества продукции, и ее способности выдержать конкуренцию. Но у системы нет критериев для оценки таких явлений. Продукция производится в рамках количественного планирования, а качество не учитывается. Господствующий класс – номенклатура – заинтересован не в прибыльности производства, а в сохранении своей монопольной власти. Поэтому продукция – плохого качества, и производится главным образом то, что содействует укреплению власти. Несмотря на разговоры о “регулируемом рынке”, конца этому не видно.

Разумеется, с той же целью – обезопасить свою власть от любой угрозы – номенклатура принимает меры, чтобы народ, то есть непривилегированное население, получал достаточно для поддержания своего существования и работоспособности. Но поскольку это не поддается точному планированию, то – даже если бы за дело принялись серьезно – в Советском Союзе неизбежны перебои в снабжении населения, очереди в магазинах – и, конечно, спецмагазины для начальства.

имущественый комплекс колхоза

#1 Evgeni Stepanenko Evgeni Stepanenko –>

Помогите разобраться с правовыми основания прав колхоза на объекты недвижимости до принятия 3020-1. В особености интересуют здания, помещения и сооружения.

Нашел вот что. п. 1 ст. 36 Закона СССР от 26.05.88 № 8998-ХI “О кооперации в СССР” – все имущество колхоза или другого сельскохозяйственного кооператива, а также произведенная им продукция, полученные денежные средства являются его собственностью.
Можно ли говорить о правах собствености колхоза? Данный принцип появился тока в 88 году. Откуда появляется у него имущество непонятно. Из головы еще не выходит, что п. 3 ст 2 Закона РСФСР от 24.12.90 № 433-1 “О собственности РСФСР” говорит лишь о частной, государственной, муниципальной собственности, а также в собственности общественных объединений (организаций), а колхоз имеет статус кооператива.

ВОт еще одна мысль крутица: если колхоз не может в анстоящий момент подтвердить основания возникновения права, то можно говорить, что на него распространяется 3020-1? А подтвердить, я думаю. тока на оснвоании вклада учасника колхоза (здание уж он точно внести не мог), строительства (а то его вообще совет депутатов построил). либо иного действия. какие могут быть иные действия?

#2 земельщик земельщик –>

  • Старожил
  • 1493 сообщений
  • ОбратитьсяПубликации

    не, пошакалить поисковикам федеральной недвижки не удастся,
    и типовой устав колхоза 88 года и устав артели 33 года предусматривал собственность юр. лица
    это кусок проект моей служебки по истории реорганизации колхозов, для манагеров пишу

    Накануне земельной реформы сельскохозяйственные организации существовали в двух организационных формах: колхозах и совхозах. Колхозы по организационно-правовой форме являлись кооперативами, их деятельность регламентировалась «Примерным уставом колхоза» (принят Четвертым Всесоюзным съездом колхозников 25.03.88). Совхозы являлись государственными предприятиями, их правовое положение регулировалось законом СССР от 30.06.87 «О государственном предприятии (объединении)» и постановлением ЦК КПСС, Совмина СССР от 18.11.75 № 938 «О некоторых вопросах работы совхозов и других государственных сельскохозяйственных предприятий на хозяйственном расчете». Земельные участки закреплялись за колхозами и совхозами на праве постоянного бессрочного пользования актами районных Советов народных депутатов. Основные средства колхоза входили в неделимые фонды, возможность выдела/отчуждения земли и недвижимого имущества колхоза работникам законодательством, действующим накануне земельной реформы, не предусматривалась.

    С 1990 г. согласно Закону РСФСР «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) РСФСР» (Ведомости РСФСР, 1990, N 29, ст. 395) собственниками своего имущества были признаны и совхозы (статья 12 Конституции РСФСР, до этого момента собственником имущества совхоза являлось государство).

    в общим, это статья про самостоятельный вид собственности “собственность колхозов и совхозов” в 90 м появилась в конституции рсфср

    Сообщение отредактировал земельщик: 29 March 2006 – 23:35

    #3 Evgeni Stepanenko Evgeni Stepanenko –>

    Спасибо! если не сложно, то хотелось бы прочитать полностью эту справку. Можно ее выслать на stepanenko@pisem.net

    Читайте также:  Ущерб от пожара, соседи

    У нас немного бональная ситуация. Мы занимаем помещение, на которое колхоз заявил права. Право фед собствености на основании 3020-1 и того, что мы тама находимся с 68 года. Сейчас это здание- колонча. Колхоз говорит, что это их и суд щас удовлетворил иск. ВОт и думаю, а каким оно к ним вообще? Я сам это дело не вел, но вот вопрос прав колхозов мне стал интересен. И тем более столь давних времен, как 68 год(тогда даже Брежнев не был маразматиком ). И теперь бьюсь над тем, что бы придумать схему как доказать право фед собственности.

    #4 земельщик земельщик –>

  • Старожил
  • 1493 сообщений
  • ОбратитьсяПубликации

    в 91 было постановление, по которому сельхоз хозяйства, формулировалось это как, “с большой долей вложений государства” реорганизовывались в особом порядке только по согласованием с госкомимуществом.

    и дальше шел приличный список видов сх хозяйств, в т.ч. племптицзаводы, селекционного направления, конные заводы, прилично, в общем,
    сегодня места с флэшкой в инет кафе не досталось, потому сбросить не могу, поищите

    ваши шансы возрастут, если притянете сх хозяйство к этой категории, а дальше найти процедурные изъяны,
    вы, в общем, должны знать, как это делается

    Сообщение отредактировал земельщик: 30 March 2006 – 21:45

    #5 uzbek uzbek –>

    Статья 24. Виды юридических лиц
    колхозы, межколхозные и другие кооперативные и общественные организации и их объединения, а также в случаях, предусмотренных законодательством Союза ССР и РСФСР, предприятия и учреждения этих организаций и их объединений, имеющие обособленное имущество и самостоятельный баланс;
    государственно – колхозные и иные государственно – кооперативные организации.
    Статья 25. Устав (положение) юридического лица

    Юридическое лицо действует на основании устава (положения). Учреждения и иные государственные организации, состоящие на государственном бюджете, а в случаях, предусмотренных законодательством Союза ССР и РСФСР, также и другие организации могут действовать на основании общего положения об организациях данного вида.
    Статья 32. Ответственность юридического лица

    Юридическое лицо отвечает по своим обязательствам принадлежащим ему (а государственная организация, являющаяся юридическим лицом, – закрепленным за ней) имуществом, на которое по законодательству Союза ССР и настоящему Кодексу (статьи 98, 101 и 104) может быть обращено взыскание.
    Статья 36. Разграничение ответственности кооперативной, государственно – кооперативной или общественной организации и ее участников (членов)

    Члены кооперативной или общественной организации не отвечают по ее обязательствам. Однако такая ответственность членов кооперативной организации в размере, кратном паевому взносу, может быть предусмотрена законом или уставом кооперативной организации.
    Кооперативная или общественная организация не отвечает по обязательствам своих членов. Обращение взыскания на паевые взносы члена кооперативной организации не допускается, кроме случаев, когда должник выбывает из состава членов организации.
    Колхозы – участники межколхозной организации, а также участники государственно – колхозной или иной государственно – кооперативной организации не отвечают по ее обязательствам. Убытки организации могут быть распределены между ее участниками в соответствии с ее уставом (положением).
    Межколхозные, государственно – колхозные и иные государственно – кооперативные организации не отвечают по обязательствам своих участников.
    Статья 39. Прекращение кооперативных, государственно – кооперативных и общественных организаций

    Кооперативные, а также государственно – колхозные и иные государственно – кооперативные организации прекращаются по основаниям, указанным в законе и в уставе (положении).
    Общественные организации прекращаются по основаниям, указанным в их уставах (положениях).
    Реорганизация кооперативных, государственно – колхозных, иных государственно – кооперативных и общественных организаций (слияние, разделение, присоединение) допускается только по решению общих собраний их членов (участников) или собраний уполномоченных.

    Статья 40. Использование имущества, оставшегося после ликвидации кооперативной, государственно – кооперативной или общественной организации

    Имущество, оставшееся после удовлетворения требований всех кредиторов ликвидированной кооперативной или общественной организации, используется, если иное не установлено законом, для возврата паевых или иных подлежащих возврату взносов. Оставшаяся часть передается вышестоящей кооперативной или общественной организации, а при отсутствии ее – соответствующему государственному органу.
    Имущество, оставшееся после удовлетворения требований всех кредиторов ликвидированной межколхозной, государственно – колхозной или иной государственно – кооперативной организации, распределяется между ее участниками пропорционально их взносам.
    Статья 93. Собственность социалистическая и личная

    Социалистической собственностью является: государственная (общенародная) собственность; собственность колхозов, иных кооперативных организаций, их объединений; собственность общественных организаций.
    Статья 96. Порядок распоряжения государственным имуществом, относящимся к основным средствам

    Порядок передачи государственных предприятий, зданий, сооружений, оборудования и другого имущества, относящегося к основным средствам государственных организаций, другим государственным организациям, а также колхозам и иным кооперативным и общественным организациям определяется законодательством Союза ССР и постановлениями Совета Министров РСФСР.
    Государственные предприятия, здания и сооружения передаются от одной государственной организации другой безвозмездно.
    Указанное в настоящей статье государственное имущество не подлежит отчуждению гражданам, кроме отдельных видов имущества, продажа которого гражданам допускается законодательством Союза ССР и постановлениями Совета Министров РСФСР.
    Статья 99. Содержание права собственности колхозов, иных кооперативных организаций, их объединений

    Колхозы, иные кооперативные организации, их объединения владеют, пользуются и распоряжаются принадлежащим им на праве собственности имуществом в соответствии с их уставами (положениями).
    Право распоряжения имуществом, составляющим собственность колхозов, иных кооперативных организаций, их объединений, принадлежит исключительно самим собственникам.
    Статья 100. Объекты права собственности колхозов, иных кооперативных организаций, их объединений

    Собственностью колхозов, иных кооперативных организаций, их объединений являются их предприятия, культурно – бытовые учреждения, здания, сооружения, тракторы, комбайны, другие машины, транспортные средства, рабочий и продуктивный скот, произведенная этими организациями продукция и иное соответствующее целям деятельности этих организаций имущество.

    но колхозное имущество, как объект права существовало и ранее.

    7. Все желающие обрабатывать землю своим трудом граждане Союза ССР, без различия пола, вероисповедания и национальности, а также проживающие в пределах Союза ССР трудящиеся иностранцы, пользующиеся политическими правами, имеют право в порядке, устанавливаемом законодательством союзных республик, получить землю в трудовое пользование путем вступления в одно из существующих объединений землепользователей или образования новых землепользований.
    8. Преимущественное право на получение земли в трудовое пользование имеют сельско – хозяйственные коллективы, а также бедняцкое и середняцкое безземельное и малоземельное население.
    Такими же преимуществами указанные группы населения пользуются в отношении качества и расположения предоставляемых им земель (право на лучшие и более удобно расположенные земли).
    Примечание. Льготы по землепользованию и землеустройству для военнослужащих Рабоче – Крестьянской Красной Армии и их семейств определяются специальными законами Союза ССР и союзных республик.
    11. В объединениях, которым предоставлены земли в трудовое пользование (земельных обществах, коллективах и проч.), а также во дворах не допускается установление какого-либо неравенства в правах, в зависимости от пола, национальности, вероисповедания и гражданства. В частности, воспрещается устанавливать различие в нормах земельного наделения членов одного и того же объединения и ограничивать право участия лиц, не лишенных избирательных прав, в общих собраниях членов земельного общества или коллектива.
    12. Землепользователи обязаны правильно и целесообразно использовать предоставленную им землю.
    Порядок надзора за правильностью и целесообразностью пользования землей и меры против нарушений этой обязанности определяются законодательством союзных республик.

    – ОБЩИЕ НАЧАЛА ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ И ЗЕМЛЕУСТРОЙСТВА от 15 декабря 1928 года

    Ст. 13. Юридическими лицами признаются объединения лиц, учреждения или организации, которые могут, как таковые, приобретать права по имуществу, вступать в обязательства, искать и отвечать на суде.
    Ст. 14. Юридическое лицо должно иметь утвержденный, а в подлежащих случаях зарегистрированный уполномоченным на то органом устав или положение. Определенные в законе виды товариществ, преследующих хозяйственные цели, могут вместо устава иметь товарищеский договор, зарегистрированный в установленном порядке. Правоспособность юридического лица возникает с момента утверждения устава (положения), а в тех случаях, когда закон требует регистрации юридического лица, – с момента таковой регистрации.
    Ст. 16. Юридические лица участвуют в гражданском обороте и вступают в сделки через посредство своих органов или через своих представителей.
    Ст. 21. Земля является достоянием государства и не может быть предметом частного оборота. Владение землею допускается только на правах пользования.
    Примечание. С отменой частной собственности на землю деление имуществ на движимые и недвижимые упразднено.
    Ст. 52. Различается собственность: а) государственная (национализированная и муниципализированная), б) кооперативная, в) частная.
    Ст. 53. Земля, недра, леса, воды, железные дороги общего пользования, их подвижной состав и летательные аппараты могут быть исключительно собственностью государства.
    Ст. 54. Предметом частной собственности могут быть: немуниципализированные строения, предприятия торговые, предприятия промышленные, имеющие наемных рабочих в количестве, не превышающем предусмотренного особыми законами; орудия и средства производства, деньги, ценные бумаги и прочие ценности, в том числе золотая и серебряная монета и иностранная валюта, предметы домашнего обихода, хозяйства и личного потребления, товары, продажа коих не воспрещается законом, и всякое имущество, не изъятое из частного оборота.

    Объекты кооперативно-колхозной собственности по Конституции 1936 года Текст научной статьи по специальности « История и археология»

    Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Рыжик А. В.

    Исследуется сущность кооперативно-колхозной собственности в конституционном законодательстве России. В статье рассматриваются подходы по пользованию и распоряжению кооперативно-колхозной собственности в СССР.

    Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Рыжик А. В.

    The objects of cooperative-kolkhoz property according to USSR Constitution in 1936 year

    In this clause the main point of cooperative-kolkhoz property in Russia constitutional legislation analyses. The approaches to implementation and disposal of cooperative-kolkhoz property in USSR.

    Текст научной работы на тему «Объекты кооперативно-колхозной собственности по Конституции 1936 года»

    11.1. ОБЪЕКТЫ КООПЕРАТИВНО-КОЛХОЗНОЙ СОБСТВЕННОСТИ ПО КОНСТИТУЦИИ 1936 ГОДА

    Рыжик А.В., к.ю.н. Должность: доцент кафедры конституционного и административного права.

    Место работы: Российский государственный социальный университет.

    Аннотация. Исследуется сущность кооперативноколхозной собственности в конституционном законодательстве России. В статье рассматриваются подходы по пользованию и распоряжению кооперативно-колхозной собственности в СССР.

    Ключевые слова: Конституция, кооперативные организации, государственная и социалистическая собственность, имущество, советское право.

    THE OBJECTS OF COOPERATIVE-KOLKHOZ PROPERTY ACCORDING TO USSR CONSTITUTION IN 1936 YEAR

    Rizjik A. V., PhD at law. Position: associate professor at constitutional and administrative laws chair. Place of employment: Russian state social university.

    Annotation: In this clause the main point of cooperative-kolkhoz property in Russia constitutional legislation analyses. The approaches to implementation and disposal of cooperative-kolkhoz property in USSR.

    Keywords: Constitution, cooperative organizations, government and socialist property, property, soviet law.

    Согласно Конституции 1936 г., кооперативно-

    колхозная собственность являлась одной из форм социалистической собственности в СССР (ст. 5).

    Кооперативно-колхозная собственность – это собственность отдельных колхозов и отдельных кооперативных организаций. Этим она отличалась от государственной социалистической собственности, которая является всенародной и принадлежала единому хозяину – советскому государству. В силу того, что субъектами кооперативно-колхозной собственности являлись организации, имеющие социалистический характер, и в силу того, что кооперативное и колхозное производство велось на основе обобществления средств производства, кооперативно-колхозная собственность являлась формой общественной социалистической собственности.

    Сталин на конференции аграрников-марксистов 27 декабря 1929 г., говоря о том, что колхозы, как тип хозяйства, являются одной из форм социалистического хозяйства, привел следующий довод: «Разве в колхозе имеется класс эксплуататоров и класс эксплуатируемых? Разве колхоз не представляет обобществления основных орудий производства на земле, принадлежащей, к тому же, государству?»[1].

    Пользование и распоряжение кооперативноколхозной собственностью осуществлялось по плану колхоза, составляемому в соответствии с государственным народнохозяйственным планом и с общими интересами социалистического хозяйства.

    Природа кооперативно-колхозной собственности была обусловлена тем, что она возникала в результате добровольного обобществления, т. е. перевода в

    форму общественной собственности средств, составлявших до этого собственность вступающих в коллектив граждан. Член колхоза или иной кооперативной организации делал взнос, имеющий ту или иную форму. Сумма взносов (называемых в некоторых случаях паями) составляла то первичное имущество, с которым колхоз или кооперативная организация начинали вести коллективное хозяйство, укрепляя его средствами из других источников.

    При вступлении в колхоз обобществлению подлежали основные средства сельскохозяйственного производства. В соответствии со ст. 4 Примерного устава сельскохозяйственной артели обобществлялись: весь рабочий скот, семенные запасы, кормовые средства в размерах, необходимых для содержания обобществленного скота, хозяйственные постройки, необходимые для ведения артельного хозяйства, и все предприятия по переработке продуктов сельского хозяйства.

    В промысловой кооперации обобществлялись орудия производства, могущие быть использованными в производстве артели. Орудия ручного труда, с помощью которых работали кустари, как правило оставались в собственности отдельных членов артели.

    В потребительской кооперации основным видом обобществления средств членов являлись денежные взносы.

    Советское государство, используя советскую кооперацию как одно из основных орудий социалистического строительства, оказывало кооперации всестороннюю организационную и материальную помощь. Помощь эта, в частности, выражалась и в передаче кооперативным организациям некоторых принадлежавших ранее государству вещей и денежных сумм (последних – в виде выдачи безвозвратных ссуд или аннулирования задолженности).

    В период организации советской кооперации ей было передано имущество, оставшееся от кооперации царской России и национализированное после Октябрьской революции.

    Промысловым кооперативам государство передало демонтированные государственные предприятия с изношенностью основного капитала свыше 50 %, а также те предприятия, в которые кооперативными организациями было вложено не менее 50 % их стоимости. Передача эта регулировалась постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 20 августа 1928 г. «О передаче промысловой кооперации промышленных предприятий и промыслового инвентаря»[2].

    Сельскохозяйственной кооперации (колхозам) были переданы в 1927 и 1929 гг. постановлениями ВЦИК и СНК РСФСР состоявшие в их арендном или фактическом пользовании строения и сооружения, промышленные и подсобные предприятия и предприятия по первичной обработке и переработке продуктов сельского хозяйства и животноводства[3]

    Для укрепления хозяйственной мощи колхозов государство передало колхозам права на получение некоторых видов имуществ. В период борьбы за коллективизацию сельского хозяйства советская власть «. разрешила крестьянам конфисковать у кулачества скот, машины и другой инвентарь в пользу колхозов. Кулачество было экспроприировано. Оно было экспроприировано так же, как в 1918 г. Были экспроприированы капиталисты в области промышленности, с той, однако, разницей, что средства производства кулаче-

    Пробелы в российском законодательстве

    ства перешли на этот раз не в руки государства, а в руки объединенных крестьян, в руки колхозов»[4].

    Постановление ЦИК и СНК СССР от 1 февраля 1930 г. «О мероприятиях по укреплению социалистического переустройства сельского хозяйства в районах сплошной коллективизации и по борьбе с кулаче-ством»[5] передало колхозам имущество кулацких хозяйств.

    Колхозам передавалось также выморочное и бесхозяйное имущество (находящееся на территории колхоза), как это явствует из ст. 3, п. «в» постановления ВЦИК и СНК РСФСР от 10 ноября 1932 г. О воспрещении произвольного распоряжения имуществом колхозов^]. В собственность колхозов при известных условиях переходил пригульный и безнадзорный скот (ст. 68 ГК 1922 г., примечание).

    Постановлением СНК Союза ССР и ЦК ВКП(б) от 28 июля 1939 г. «О приусадебных участках рабочих и служащих, сельских учителей, агрономов и других не членов колхозов, проживающих в сельской местно-сти»[7] было рекомендовало колхозам выкупать для нужд колхозов и колхозников жилые и надворные постройки у тех лиц, которые фактически порвали связь с сельским хозяйством и не проживали постоянно в сельской местности.

    Объекты кооперативно-колхозной собственности

    были перечислены в ст. 7 Конституции 1936 г. Согласно этой статье общественную, социалистическую собственность колхозов и кооперативных организаций составляли общественные предприятия в колхозах и кооперативных организациях с их живым и мертвым инвентарем, производимая колхозами и кооперативными организациями продукция, равно как их общественные постройки. Круг объектов кооперативно-колхозной собственности включал, как продукцию, так и средства производства, используемые в колхозном хозяйстве и хозяйстве кооперации, за исключением тех, которые могут быть исключительно только собственностью государства (как, например, земля, железнодорожный транспорт и т. д.).

    Субъектами кооперативно-колхозной собственности в соответствии со ст. 5 Конституции 1936 г. Являлись, как уже сказано выше, отдельные колхозы и кооперативные объединения.

    Это обстоятельство имело очень существенное юридическое значение в вопросах управления и распоряжения кооперативно-колхозной собственностью. Эта последняя не составляет единого фонда, в отличие от государственной социалистической собственности, принадлежащей единому хозяину – государству. Общественная кооперативно-колхозная собственность представляла собственность множества коллективных участников гражданского оборота. Каждый колхоз, каждая кооперативная организация была полноправными собственником принадлежащего им имущества. Полномочия владеть, пользоваться и распоряжаться колхозной или кооперативной собственностью ограничивались только советскими законами. Колхозы и кооперативные организации осуществляли принадлежащие им имущественные права на основе решении собственных органов, в соответствии с утвержденными планами.

    Советская власть вела борьбу против всяких попыток администрирования в отношении собственности колхозов и кооперативных организаций. Так, ВЦИК и СНК РСФСР 10 мая 1935 г. Издали общее постановление «О возвращении изъятого имущества у всех видов кооперативных организаций»[8], направленное

    против незаконных действий местных органов, выражавшихся в принудительном изъятии у кооперативных организаций всякого рода имущества.

    Вышестоящие кооперативные организации также не имели прав на имущество, составляющее собственность данного кооперативного звена.

    В постановлении ЦИК и СНК СССР от 23 июля 1932 г. «О перестройке работы и организационных форм промысловой кооперации»[9] было зафиксировано, что промысловая артель самостоятельно распоряжается собственными оборотными средствами и имуществом.

    В отношении собственности колхозов воспрещение произвольного распоряжения их имуществом было предусмотрено постановлением ЦИК и СНК СССР 25 июня 1932 г. «О революционной законности»[10] и дополнившим его в этом отношении постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 10 ноября 1932 г. «О воспрещении произвольного распоряжения имуществом колхозов, их продукцией и денежными средствами»[11]. Это последнее постановление подчеркнуло, что распоряжение колхозным имуществом в соответствии с уставом колхоза принадлежит только самим колхозникам в лице общего собрания и правления колхоза.

    Кооперативно-колхозная собственность распространялась на ряд объектов, которые не могли быть отчуждаемы в собственность граждан, относясь к основным средствам производства. Объекты этой категории (основные средства производства) могли переходить только от одной кооперативной организации к другой и от кооперативных организаций к государству. Отчуждение остальных объектов, в частности продукции, производилось на основе сделок, заключаемых в соответствии с планом ведения хозяйства данной, кооперативной организации.

    Вследствие того, что каждая кооперативная организация и каждый колхоз являлись самостоятельными субъектами права собственности на принадлежащее им имущество, всякий переход имущества от одной кооперативной организации к другой состоял в переносе права собственности. Равным образом перенос права собственности имеется налицо и при переходе имущества от государства к кооперации и наоборот.

    Читайте также:  Продажа алкоголя после 23 часов

    Как правило, перенос собственности во всех этих случаях происходил возмездно. Именно ввиду того, что в нем участвуют различные собственники. Исключения из этого правила допускались лишь по указаниям специальных законов.

    С вопросом о кооперативно-колхозной собственности был связан вопрос о кооперативных фондах, т. Е. о специальном назначении тех или иных средств, составляющих эту собственность.

    Фонды кооперативных организаций – это их средства (обычно в денежном выражении), обособляемые для тех или иных целей[12].

    Вопрос о фондах имел особую правовую постановку в кооперации, обусловленную тем, что собственность кооперативных организаций в известной своей части образуется из взносов членов этих организаций. Паевые взносы членов, образующие паевой фонд, подлежали возвращению им при выбытии их из данной кооперативной организации или при ее ликвидации, но, в то же время, наличие права членов на обратное получение взносов не обозначало, что собственность кооперативной организации представляет общую собственность ее членов. Каждая кооперативная организация представляла самостоятельное юридическое лицо, владеющее особым имуществом, совершенно

    отделенным от имущества ее членов. Член кооперативной организации имел только обязательственное право на получение при выходе из нее определенной денежной суммы, соответствующей его паю, но не имел никаких вещных прав на собственность кооперативной организации. Этой последней принадлежали на праве собственности все кооперативные фонды.

    Взносы членов кооперативной организации образовывали, как уже говорилось выше, паевой фонд. Этот фонд назывался делимым в том смысле, что составляющие его денежные суммы распределялись между членами при их выходе или при прекращении деятельности кооперативной организации. Все остальные кооперативные фонды являлись неделимыми, т. Е. не подлежали дележу между членами. Остающиеся при ликвидации кооперативной организации средства неделимых фондов должны были быть обращены на цели, предусмотренные в уставе, или переданы вышестоящей кооперативной организации.

    Вопрос о том, какие средства и суммы и в каких размерах заносились в тот или иной фонд, определялись правительственными постановлениями о работе тех или иных видов кооперации либо уставами соответствующих кооперативных организаций.

    Каждый вид кооперации имел свою собственную структуру фондов, т. Е. особые фонды, не встречающиеся в других видах кооперации.

    Так, например, колхозы создавали основной фонд семян и фуража для обеспечения годовой потребности, а также страховые семенной и кормовой фонды для страховки от неурожая или бескормицы. Кроме того колхозы имели специальные общественные фонды помощи инвалидам, старикам и т. Д. В промысловых артелях существовали фонды премирования, амортизационный, улучшения быта членов и т. Д.

    Помимо разбивки на фонды различного целевого назначения, собственность кооперативных организаций делилась на две категории одна из которых отвечала за долги организации, а другая была изъята от взысканий кредиторов.

    От взысканий кредиторов были забронированы те объекты кооперативно-колхозной собственности, которые называли «основные промфонды» кооперативных организаций и колхозов, их общественные предприятия, сооружения и постройки и т. П., а также сырье и топливо, необходимые для трехмесячной работы предприятий. Эти правила устанавливались Положением о взыскании налогов и неналоговых платежей от 17 сентября 1932 г.[13] И применяются ко всем случаям взыскания задолженности с кооперативноколхозных организаций. В колхозах к имуществу, забронированному от взысканий, относился также неделимый фонд капитального строительства, семенной и страховой фонды, живой и мертвый инвентарь, не снятый урожай, часть продовольственной продукции, семян и фуража — в нормах, обеспечивающих удовлетворение текущих потребностей.

    Забронированность основных промфондов кооперативных организаций от взысканий действовала только при условии нормального существования этих организаций. В случае же их ликвидации (что на практике встречается чрезвычайно редко) на удовлетворение кредиторов могло быть обращено все имущество, включая и промфонды.

    1. Сталин И. Вопросы ленинизма. – М.: Госполитиз-дат, 1945. С. 287

    2. СУ РСФСР 1928 г. № 115, ст. 715

    3. РСФСР 1927 г. № 92, ст. 605 и СУ РСФСР 1929 г. № 77., ст. 753

    4. История Всесоюзной Коммунистической Партии (большевиков). М.: Госполитиздат, 1938. С. 291

    5. СЗ СССР 1930 г. № 9, ст. 105

    6. СУ РСФСР 1932 г. № 85, ст. 373

    7. Собр. Пост. СССР 1939 г. № 47, стр. 362

    8. СУ РСФСР 1935 г. № 21, ст. 210

    9. СЗ СССР 1932 г. № 57, ст. 340

    10. СЗ СССР № 50, ст. 298

    11. СУ РСФСР 1932 г. № 85, ст. 373

    12. Советское гражданское право. М.: Юриздат, 1940. С. 82

    13. СЗ СССР 1932 г. № 69, ст. 410-6

    1. Stalin I. Leninism questions. – M: Gospolitizdat, 1945. Pg 287

    2. С.О. RSFSR 1928 y. № 115, pg. 715

    3. С.О. RSFSR 1927 y. № 92, pg. 605 and СУ RSFSR 1929 y. № 77., pg. 753

    4. The All-USSR Communist Party history (Bolsheviks). М.:Gospolitizdat, 1938. pg. 291

    5. С.Ь USSR 1930 y. № 9, pg. 105

    6. С.О. RSFSR 1932 y. № 85, pg. 373

    7. Decree’s Collection USSR 1939 y. № 47, pg. 362

    8. C.D.RSFSR 1935 y. № 21, pg. 210

    9. С.Ь USSR 1932 y. № 57, pg. 340

    10. aL.USSR № 50, pg. 298

    11. C.D. RSFSR 1932 y. № 85, pg. 373

    12. Soviet civil law. М.: Urizdat, 1940. pg. 82

    Указ семь-восемь. Зачем создавался и как работал «Закон о трех колосках»

    В спорах об эпохе тридцатых-сороковых годов нередко можно услышать такой аргумент: «Да вы вспомните хотя бы „Закон о трех колосках“! Голодных людей за горсточку пшеницы к стенке ставили и в лагеря отправляли, даже детей!»

    Много лет принято считать, что «Закон о трех колосках» специально был придуман в роли «карающего меча», направленного «на головы крестьянства в разгар голода». Реальность, как обычно, куда сложнее «кухонных аргументов» и безапелляционного упрощения. В этой истории нашлось место и комплексу объективных причин, и попыткам «разом решить большую проблему», и, конечно, бездумному и (наоборот) осознанно злостному его употреблению.

    Вор Ручечник и голодные крестьяне

    Вспомним знаменитый роман «Эра милосердия» братьев Вайнеров и снятый по нему культовый фильм «Место встречи изменить нельзя», где герой Евгения Евстигнеева, уличенный в краже шубы вор Ручечник, бросает реплику Жеглову: «Указ семь-восемь шьешь, начальник?»

    Какое это имеет отношение к «Закону от трех колосках»? Дело в том, что «Закон о колосках» и «Указ семь-восемь» — неофициальные наименования одного и того же документа — Постановления ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 года «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности».

    Но как вор-рецидивист Ручечник оказался «в одной лодке» с простыми крестьянами?

    «Терпеть дальше немыслимо»

    В июле 1932 года глава СССР Иосиф Сталин написал записку, адресованную Лазарю Кагановичу и Вячеславу Молотову. Там, в частности, говорилось: «. за последнее время участились, во-первых, хищения грузов на желдортранспорте (расхищают на десятки мил. руб.), во-вторых, хищения кооперативного и колхозного имущества. Хищения организуются главным образом кулаками (раскулаченными) и другими антиобщественными элементами, старающимися расшатать наш новый строй. По закону эти господа рассматриваются как обычные воры, получают два-три года тюрьмы (формально!), а на деле через 6-8 месяцев амнистируются. Терпеть дальше такое положение немыслимо».

    Еще один литературный персонаж — подпольный миллионер Корейко из «Золотого теленка», сколотившего капитал на масштабных хищениях собственности в условиях советской власти. Ильф и Петров не выдумали его на пустом месте. К началу 1930-х годов масштаб хищений государственной собственности достиг таких величин, что напрямую угрожал экономическому и социальному положению в стране. При этом люди, похитившие миллионы рублей, с точки зрения закона не отличались от человека, укравшего, например, кусок хлеба и получали мягкие наказания. Что, конечно, не могло испугать потенциального расхитителя.

    Удивительным сейчас кажется и то, что еще в одной из документов, положивших начало «указу семь-восемь», шла речь о зарубежном опыте.

    Из записки Сталина Кагановичу и Молотову от 24 июля 1932 года: «Капитализм не мог бы разбить феодализм, он не развился бы и не окреп, если бы не объявил принцип частной собственности основой капиталистического общества, если бы он не сделал частную собственность священной собственностью, нарушение интересов которой строжайше. Социализм не сможет добить и похоронить капиталистические элементы и индивидуально-рваческие привычки, навыки, традиции (служащие основой воровства), расшатывающие основы нового общества, если он не объявит общественную собственность (кооперативную, колхозную, государственную) священной и неприкосновенной».

    Тот самый указ

    7 августа 1932 года выходит Постановление ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 года «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности».

    Согласно ему, за хищение колхозного и кооперативного имущества, хищение грузов на железнодорожном и водном транспорте вводится «расстрел с конфискацией всего имущества и с заменой при смягчающих обстоятельствах лишением свободы на срок не ниже 10 лет с конфискацией имущества». Также Постановление предписывает «применять в качестве меры судебной репрессии по делам об охране колхозов и колхозников от насилий и угроз со стороны кулацких и других противообщественных элементов лишение свободы от 5 до 10 лет с заключением в концентрационный лагерь».

    Также указывается, что лица, попавшие под действие указа, не подлежат амнистии.

    Фактически это была попытка ввести жесткий закон, который предоставил бы инструмент для борьбы с расхищениями. То есть, в теории, должен был бы решить проблему пусть и не сразу, но глобально. Для чего с расхитителями предлагалось действовать максимально жестко.

    Из инструкции по применению постановления: «В отношении кулаков, как проникших в колхоз, так и находящихся вне колхоза, организующих или принимающих участие в хищениях колхозного имущества и хлеба, применяется высшая мера наказания без послабления.

    . В отношении трудящихся единоличников и колхозников, изобличенных в хищении колхозного имущества и хлеба, должно применяться десятилетнее лишение свободы.

    . В отношении председателей колхозов и членов правлений, участвующих в хищениях государственного и общественного имущества, необходимо применять высшую меру наказания и лишь при смягчающих вину обстоятельствах — десятилетнее лишение свободы».

    Таким образом, указ был направлен против всех расхитителей, а максимальную жесткость наказания предполагал равным образом и для кулаков и для государственных служащих.

    В «Указе 7-8» часто и грозно звучит слово «расстрел», из чего часто делается вывод, что попавшие под его санкцию немедленно ставились к стенке.

    Но вот сохранившаяся в архивах статистика первых месяцев действия «Закона о трех колосках»: к высшей мере было приговорено 3,5% осуждённых, к 10 годам лишения свободы — 60,3%, и ниже 36,2%. При этом 8о процентов тех, кто попал в третью категорию, вообще не подвергались лишению свободы.

    10 лет за беспокойство поросенка

    Однако, как это почти всегда бывает, выпущенный закон на практике начал использоваться совершенно не так, как предполагалось в теории.

    «Один парень был осуждён по декрету 7 августа за то, что он ночью, как говорится в приговоре, баловался в овине с девушками и причинил этим беспокойство колхозному поросёнку. Мудрый судья знал, конечно, что колхозный поросёнок является частью колхозной собственности, а колхозная собственность священна и неприкосновенна. Следовательно, рассудил этот мудрец, нужно применить декрет 7 августа и осудить „за беспокойство“ к 10 годам лишения свободы».

    Особенно интересно, что этот случай в качестве вопиющего нарушения приводит не кто-либо из современных исследователей, а знаменитый сталинский прокурор Андрей Вышинский в своей брошюре «Революционная законность на современном этапе», выпущенной в 1933 году.

    А в издании «Советская юстиция» в 1934 году приводится целый ряд аналогичных случаев применения «Закона о колосках»:

    «Учётчик колхоза Алексеенко за небрежное отношение к с.-х. инвентарю, что выразилось в частичном оставлении инвентаря после ремонта под открытым небом, приговорён нарсудом по закону 7/ VIII 1932 г. к 10 г. л/с. При этом по делу совершенно не установлено, чтобы инвентарь получил полную или частичную негодность.

    Служитель религиозного культа Помазков, 78 л., поднялся на колокольню для того, чтобы смести снег, и обнаружил там 2 мешка кукурузы, о чём немедленно заявил в сельсовет. Последний направил для проверки людей, которые обнаружили ещё мешок пшеницы. Нарсуд Каменского р-на 8/II 1933 г. приговорил Помазкова по закону 7/VIII к 10 г. л/с.

    А вот и искомые «колоски»: «Нарсуд 3 уч. Шахтинского, ныне Каменского, р-на 31/III 1933 г. Приговорил колхозника Овчарова за то, что „последний набрал горсть зерна и покушал ввиду того, что был сильно голоден и истощал и не имел силы работать“. по ст. 162 УК к 2 г. л/с.»

    Последнее особенно важно, потому что несчастный колхозник Овчаров был осужден не по «Указу 7-8», а по более мягкой 162-й статье.

    Почему? Потому что власти, получив результаты первых месяцев действия закона, поняли, что результат получается не тот, на который рассчитывали. Действие Постановления начинают корректировать, регулируя правоприменительную практику. В феврале и марте 1933 года выходят нормативно-правовые акты, требующие прекратить практику привлечения к суду по «закону от 7 августа» лиц, виновных «в мелких единичных кражах общественной собственности, или трудящихся, совершивших кражи из нужды, по несознательности и при наличии других смягчающих обстоятельств».

    Та же «Советская юстиция» случай колхозника Овчарова рассматривает как грубейшее нарушение — не заслуживал он и двух лет лишения свободы.

    Три пуда колосков

    Вышинский приводит даже такую статистику: «По данным, зафиксированным в особом постановлении Коллегии НКЮ, число отменённых приговоров в период времени с 7 августа 1932 г. по 1 июля 1933 г. составило от 50 до 60%».

    В РСФСР пик дел по «Закону о колосках» пришелся на первое полугодие 1933 года, когда по нему были осуждены 69 523 человека. А уже спустя два года, в первом полугодии 1935, будет вынесено всего 6706 приговоров. В Украинской ССР картина аналогичная: 12 767 осужденных в 1933 году, и всего 730 человек — в 1935-м.

    Были ли по-настоящему громкие дела, связанные с «Законом о колосках»? Были, и немало.

    Вот выдержка из записки руководителей ОГПУ на имя Сталина от 20 марта 1933 года: «Обращают на себя внимание крупные хищения хлеба, имевшие место в Ростове-на-Дону. Хищениями была охвачена вся система Ростпрохлебокомбината: хлебозавод, 2 мельницы, 2 пекарни и 33 магазина, из которых хлеб продавался населению. Расхищено свыше 6 тыс. пуд, хлеба, 1 тыс. пуд, сахара, 500 пуд, отрубей и др. продукты. Хищениям способствовало отсутствие чёткой постановки отчётности и контроля, а также преступная семейственность и спайка служащих. Общественный рабочий контроль, прикреплённый к хлебной торговой сети, не оправдал своего назначения. Во всех установленных случаях хищений контролёры являлись соучастниками, скрепляя своими подписями заведомо фиктивные акты на недовоз хлеба, на списание усушки и на развес и т.п. По делу арестовано 54 человека, из них 5 членов ВКП(б)».

    Никаких кулаков, с виду порядочные советские граждане. И подобных примеров было в избытке.

    Помогли ли «драконовские меры»? Отчасти. К июню 1933 года количество хищений на транспорте снизилось почти в четыре раза, резкое снижение было зафиксировано и в колхозах и кооперативах.

    Массовая реабилитация 1936 года

    Однако правоприменительная практика продолжала оставаться неудовлетворительной. Андрей Вышинский, ставший прокурором СССР, в конце 1935 года обращается в ЦК, СНК и ЦИК с запиской, в которой добивается масштабного пересмотра дел лиц, ранее осужденных по «Закону о колосках».

    В газете «Правда» Вышинский пишет: «Осуждались колхозники и трудящиеся единоличники за кочан капусты, взятый для собственного употребления и т. п.; привлекались в общем порядке, а не через производственно-товарищеские суды; рабочие за присвоение незначительных предметов или материалов на сумму не менее 50 руб., колхозники — за несколько колосьев и т. п. Такая практика приводила в конечном счёте к смазыванию значения закона 7 августа и отвлекала внимание и силы от борьбы с действительными хищениями, представляющими большую социальную опасность».

    16 января 1936 выходит постановление ЦИК и СНК СССР, согласно которому Верховному суду, Прокуратуре и НКВД поручалось проверить правильность применения постановления от 7 августа в отношении всех лиц, осуждённых до 1 января 1935 года.

    Это была масштабная работа, которая была завершена за полгода. 20 июля 1936 года Вышинский подготовил докладную записку, адресованную Сталину, Молотову и Калинину, что пересмотр дел на основании постановления от 16 января 1936 года завершён. Всего было проверено более 115 тысяч дел, и более чем в 91 тысяче случаев применение закона от 7 августа 1932 года признано неправильным. В связи со снижением мер наказания было освобождено 37 425 человек, ещё находившихся в заключении.

    На 1 января 1936 года в заключении находились 118 860 человек, осужденных по «Указу 7-8», то 1 января 1937 года их остается 44 409.

    Количество смертных приговоров по «Указу 7-8» в первом полугодии 1933 года, на пике применения документа, этот процент, согласно архивным данным, достигает 5,4 процента. Дальше идет стремительное снижение этого показателя.

    Советская власть, создавшая «Закон о трех колосках», сама убедилась в том, как он применяется на практике, и вынуждена была практически вручную налаживать его использование.

    Почему вор Ручечник попал под «Закон о трех колосках»

    Но вернемся к вопросу, заданному в самом начале — причем здесь вор Ручечник?

    Вспомним, что говорил Глеб Жеглов: «Но сегодня вышла у вас промашка совершенно ужасная, и дело даже не в том, что мы сегодня вас заловили. Вещь-то вы взяли у жены английского дипломата. И по действующим соглашениям, стоимость норковой шубки тысчонок под сто — всего-то навсего — должен был бы им выплатить Большой театр, то есть государственное учреждение».

    Ручечник специализировался на кражах личного имущества, и за подобное, как уже говорилось, в СССР карали не так, чтобы уж слишком строго. А вот кража шубы супруги английского дипломата приравнивалась к хищению государственной собственности, и матерый вор неожиданно для себя угодил под тот самый «Указ 7-8», который в послевоенное время применялся нечасто, но продолжал действовать.

    Утратил силу «Закон от трех колосках» в 1947 году, в связи с принятием указа «Об уголовной ответственности за хищение государственного и общественного имущества».

    Бесплатная консультация юриста по телефону:

    Москва, Московская обл. +7(499)113-16-78

    СПб, Ленинградская обл. +7(812)603-76-74

    Звонки бесплатны. Работаем без выходных!

    Ссылка на основную публикацию